Category: лытдыбр

«Это не выкуп, это твой взнос в нашу войну» (рассказ спецкора "Новой Газеты")

История похищения нашего специального корреспондента Павла Каныгина, рассказанная после освобождения им самим без эмоций и оценок

14.05.2014

С коллегой Штефаном Шоллем из немецкого Sudwest Presse нас задержали вечером в пиццерии, где мы ужинали, отписавшись для наших газет по референдуму. Четверо мужчин подсели к нам за столик, и один из них заявил, что к материалам Штефана вопросов нет, а от меня они хотят объяснений.

— Почитали твои материалы. Что значит: «Такие бюллетени выглядят, как напечатанные на принтере»? — спросил один.

— Эта фраза: «почти не видно молодежи» — ложь, — сказал другой. — Все голосовали!

— Но я видел очень мало молодежи, — сказал я.

— Значит, ты не туда смотрел, — объяснили мне. — Зачем ты так сделал?

— Нет, он там и правильно написал — что сука-мэр нас реально кинул с помещениями, а мы все сами решили.

— Это да. Ладно, братан, ты пойми просто, что вы все, пресса эта — наше оружие. Без вас мы че? Просто ты пишешь мутно, братан, а надо проще, чтоб все поняли, что нас тут давят бендеры, а мы реально нормальные люди, не террористы, за правду стоим, короче.

— Вроде все как есть пишешь, а про молодежь — зачем эта информация?

— Ладно, мы просто поговорить хотели. Сейчас поехали с нами на площадь.

На главной площади Артемовска было шумно. Кто-то из активистов нашел в украинском издании lb.ua перепечатку моей заметки о пропавшем мэре Артемовска, в заголовок украинские коллеги вынесли «Сепаратисты похитили мэра». «Так он пишет для бендеров!», «Мы для тебя сепаратисты, сука?», «Засланная тварь!»

Люди окружили только меня, а коллегу Штефана Шолля не трогали. Пока меня еще не бросили в машину и не увезли на допрос — это будет чуть позже — Штефан пытался уговорить людей на какую-то «мировую». Но его не слушали. А в какой-то момент пригрозили: еще будет лезть, и его расстреляют прямо здесь же.

Хотя вооруженных ополченцев было немного. «Линчевать» пришли в основном простые жители. Но объяснять им что-то оказалось бесполезно — люди не хотели слушать.

Как от шпиона они требовали признаний, что я работаю на «Правый сектор», кто-то сказал, что надо получить от меня раскаяния и записать их на видео, а кто-то говорил, что я прямо сейчас должен публиковать опровержение.

С каждой минутой мои преступления становились все более фантастическими, а намерения людей в толпе все серьезней.

Объясниться мне не давали. Вокруг собралось, наверное, полсотни человек. Наконец люди на площади заговорили, что я работаю на СБУ, ЦРУ, США, а человек, забравший у меня пресс-карту, сказал, что я американец, который овладел русским языком и подделал удостоверение «Новой газеты». Кто-то схватил меня за рюкзак.

Я закрыл голову руками — удары посыпались с разных сторон, откуда можно было дотянуться, и я присел на землю. Били женщины и мужчины. Кто-то сказал, что это «месть за наших сыновей, которые гибнут под Славянском и Краматорском за свободу»; люди кричали, что их не слышат и «не слышали все эти годы». Кто-то ударил меня, сказав: «Какие мы террористы, сука ты!»

Толпу успокоил голос низкорослого крепыша лет 45. На каждом боку, как я увидел потом, у него висело по «калашникову» с укороченным стволом. Он сказал им: «Тихо все!» А того, кто продолжал меня пинать, рывком оттащил в сторону и бросил на землю. На пару секунд он тоже оказался на земле рядом со мной. Я просто увидел, как он вдруг упал в своих старых, еще зимних ботинках.

Крепыш говорил спокойно и негромко.

— Везем чмыря в Славянск, — сказал он. — Разберемся там в подвале СБУ.

В подвале СБУ на тот момент — да и сейчас — 14 пленных. В том числе пятеро украинских журналистов, и теперь выходило, что я должен был стать первым русским. Уже месяц как в самом здании СБУ находится штаб вооруженного ополчения, где заправляет Стрелок со своим помощником — «народным мэром» и комендантом Славянска Пономаревым.

— Стрелок разберется, — сказал крепыш.

В толпе крепыша все звали Башней или Леонидычем. Без эмоций, спокойно, он заломил мне руки и втолкнул в черную «Шевроле Эпика», приказал сидеть, не рыпаться и прижать голову к коленям. Сел рядом. На секунду я поднял голову и спросил:

— Что вы хотите?

Он не ответил, а только ударил локтем в челюсть — откололся зуб.

— Я же сказал не рыпаться, чмырь.

Через минуту на водительское сиденье сел другой человек и разрешил поднять голову. Представился Сергеем Валерьевичем. Это был человек лет 50, в очках, с редкими зачесанными назад волосами, в белой рубашке с галстуком и черном пиджаке.

— Павел, вы же должны понимать все. Скажите, зачем вы так пишете? — сказал он. — Вы же россиянин.

— Чмырь редкостный, — сказал крепыш. — Пробили его сейчас.

— Павел, мы же надеялись только на россиян, — снова подал голос человек на водительском месте.

— Валерич, все уже, едем в Славянск, — сказал крепыш.

— Леонидыч, не перебивай. Павел, я думаю, теперь вам понятно, что и почему с вами сейчас происходит.

— Поехали, Валерич.

— Я предлагаю сначала на Володарку, до утра там, потом, если доживет, в Славянск, — сказал Валерич крепышу. — Пусть там решают: хорошо бы пацанов за него получить.

— Да …* его сейчас в лесу.

На несколько секунд в машине повисла пауза. Но машина так и не остановилась. Сергей Валерьевич сказал:

— Не надо так говорить, Леонидыч. Мы же цивилизованные люди, правда, Павел? — зачем-то сказал Валерич. — Мы так не будем.

На Володарке (поселок между Славянском и Артемовском) было что-то вроде штаба. Горели костры в бочках. В большой тентованной палатке — электрический свет. Вокруг палатки находилось несколько женщин и примерно двадцать молодых мужчин с автоматами и ружьями, некоторые были в масках. Меня вывели из машины и повели в палатку.Collapse )

В Украине - великая антисоветская революция

А.ЗУБОВ – ... Интересно, что на Украине или, простите, в Украине произошла как раз сейчас, вот именно сейчас, я бы сказал, великая антисоветская революция.

К.ЛАРИНА – Я просто хотела вас об этом спросить.

А.ЗУБОВ – Великая антисоветская революция.

К.ЛАРИНА – То есть, они освобождаются…

А.ЗУБОВ – Освобождаются от советского на всех уровнях. Отсюда и образ Бандеры, врага Советов, врага коммунистической Украины. А у нас продолжается Советская Россия. И это, кстати говоря, дополнительная ненависть, и отсюда фразеология. Почему называют нынешнее правительство в Киеве, движение Майдана - назовем его так – почему называют его фашистским? Именно потому, что оно антисоветское. А антисоветское, активное – значит, фашистское. Они свергают лениных – это вызывает ярость. И вы посмотрите сейчас в Крыму – сейчас уже войска стоят, но вот, когда еще войска не ввели, где кучковались противники Украины? Вокруг статуй Ленина. Они их защищали. Под какими флагами они кучковались? Да, был флаг Крыма, был русский триколор, но был и военном-морской флаг СССР и был советский красный флаг. То же самое, кстати, было и в Харькове и Донецке: «Не дадим нашего Ленина»...

По поводу передёргиваний

Оригинал взят у rutopist в Цензура на РуФабуле
Алексей Широпаев пообещал впредь блокировать обсуждение украинского федерализма на этом портале. Пришлось написать еще один публичный ответ =)

---

Алексей, поздравляю тебя, борца за свободу, с желанием ввести цензуру на РуФабуле!

Это конечно уже гомерический смех - в самой Украине темы федерализма обсуждаются в куче СМИ, политологи ломают копия... Это интересно - и показывает, что там реально живое общество!

А в одном из немногих свободных российских сетевых изданий на эту тему пытаются наложить запрет. Дабы, по твоим словам, не "дезориентировать украинцев". Алексей, надо полагать, ты берешься "ориентировать" их правильно?

Уверяю тебя, что ни в каких поучениях граждане Украины совсем не нуждаются! Не надо изображать их неразумными детьми, которые не проживут без инструкций российских идеологов (провластных или оппозиционных, неважно).

Украинцы сами обустроят собственную страну. Мои размышления о федерализме и регионализме (построенные на более, чем 10-летнем изучении этого опыта в разных странах) они вполне вправе игнорировать. Но я просто замечаю, что продвинутой части сетевого сообщества эти идеи интересны - хотя, конечно, никто не собирается ничего ни у кого уныло копировать...

Ты же как раз пытаешься навязать украинцам жесткую политическую стратегию: мол, ваша миссия - в борьбе с путинизмом! Тебе уже правильно ответил гражданин Украины Дмитрий Синица: извините, мы ЗА свою страну боремся, а не ПРОТИВ вашей. С путинизмом должны (при желании) бороться сами россияне - не надо перекладывать эту миссию на украинцев. Маршал Маннергейм, когда боролся за собственную страну, меньше всего задумывался, какое это окажет влияние на судьбы демократии в СССР... =)

==========================================================
shiropaev:
Это где же я заявил о своём желании ввести цензуру на Руфабуле? )) У меня нет ни такого желания, ни такой возможности.

Уже не раз я ловил тебя на стремлении к передёргиваниям. Возможно, это излишки твоего бурного полемического темперамента.

Я всего лишь сказал, что буду возражать против публикации материалов определённого рода. Это моё право, согласись. В конце концов Руфабула - это не какая-то безличная дискуссионная параша, а ресурс с концепцией.

Ты же не публикуешь у себя в ИNАЧЕ православных мракобесов, сталинистов или имперцев. Так же и я считаю себя вправе возражать против публикации материалов, не отвечающих революционной антиимперской целесообразности (да, да). Но со мной могут не соглашаться мои коллеги. Так что ты имеешь ВСЕ шансы быть у нас опубликованным )).

А насчёт позиции граждан Украины - наверняка очень немало таких, кто поддержал бы меня.  И кстати, поздравляю тебя со столь речистым "регионалистским" и "федералистским" союзником, стремящимся приплюсовать Крым к Турции (я о Дмитрии Синице). Это профанация крымского регионализма, о котором я сам с большим сочувствием писал.

Тихий Дон



Три вечера подряд смотрел (в который раз) "Тихий Дон" Герасимова.

Шедевр, конечно. Шедевр актерской игры и общей кинематографической пластики. Каждый кадр - возрожденческое полотно по композиции и колориту (одна излучина Дона, лейтмотивом проходящая через весь фильм чего стоит!). Оскары, блин, сплошные Оскары. Глебов (Мелехов): то советский, то антисоветский, то снова советский - это потрясающе. Ибо это правда.

Поражает, насколько фильм в результате НЕСОВЕТСКИЙ. Да чуть ли не АНТИСОВЕТСКИЙ.

Скажем, откровенно пафосная (именно в белогвардейском смысле) сцена расстрела есаула Калмыкова (Глузский): "Смотри, сволочь, как умеет умирать русский офицер!". Выстрел в лицо...

Откровенно неприятные и просто отталкивающие образы большевиков: брутальный дикарь-фанатик Подтелков, на фоне которого атаман Каледин выглядит тонким интеллигентным человеком, русским европейцем, сознающим свою обреченность; политический демагог и апостол террора Штокман; просто местный хуторской мерзавец Кошевой, абсолютно морально проигрывающий герою Глебова...

А чего стоит мощный монолог Мелехова в Совете (в исполнении Глебова): "А что ни говори - поганая власть! Что она дает казакам?... Раньше атаманов выбирали, а теперь сажаете?.." В смысле спускаете - по вертикали...

Но главное для меня сейчас даже не это. Фильм БЫТИЙНО мудрый (как и роман, соответственно). Фильм о трагизме бытия как таковом. Скажем, сцена смерти Аксиньи (Быстрицкая, конечно, великая). В этой сцене Глебов аккумулирует ВСЕ своего героя. Как он произносит ей, умирающей: "Хоть слово скажи !!!!" Слова в ответ нет и не будет. ВСЕ, ВСЕ рухнуло в одночасье от шальной неведомой пули гражданской войны. Эпические дубы над могилой Аксиньи, прекрасные и неспособные утешить человека.

Финал. Мелехов топит в Дону винтовку и патроны. Маслянистое пятно на воде (гениально). Он обнимает сына. Но это ведь отнюдь не финал. Мы знаем, что российская история и великое государство не оставят человека в покое...

Казаки хотели своего регионального счастья - вот о чем фильм в плане историческом. Человек хотел своего личного счастья - вот о чем фильм в плане экзистенциальном.

И то, и другое не получилось.

Это страшная трагедия (историческая и вообще бытийная), появление которой на СОВЕТСКОМ экране необъяснимо.

Да, кстати, и о самом романе. Я не знаю, слямзил его Шолохов или нет. Я просто не могу понять, как ВСЕ это можно вместить в двадцатилетнее сердце? Я не говорю, что нельзя, я просто искренне не понимаю...

Если ЭТО написал Шолохов, то все остальное в его судьбе - страшная драма деградации. Если так, то вот она, тема драмы, ненаписанной пока никем...

Мое открытие Израиля


В июле этого года мне в составе делегации Национал-Демократического Альянса (НДА), сопредседателем которого я являюсь, довелось посетить Израиль. Жизнь все-таки интересная штука. Вероятно, в октябре 1993 года мы с Ильей Лазаренко – сопредседателем НДА – вряд ли могли вообразить эту поездку.

В Израиле я как-то сказал Илье, что на ночных баррикадах у «Белого дома» трудно было представить себе наши прогулки по знойным пляжам Нетании, а уж тем более – приемы в Кнессете. Тем не менее, все логично. По мере того, как мы вырабатывали собственное видение русского национализма, российской истории и самой России привычные правоконсервативные и патриотические штампы становились в наших глазах все менее убедительными. В определенный момент – лично у меня это произошло лет десять назад – мы иначе взглянули на Израиль. С некоторых пор особое значение для меня стало иметь глобальное цивилизационное противостояние «Север-Юг», и я увидел, что Израиль, как неотъемлемая часть «Севера», находится на переднем крае противодействия агрессивному исламизму. Так зародилась во мне симпатия к Израилю, интерес к этой стране, тогда еще умозрительный, а теперь обретший «плоть» живых впечатлений, удивительных встреч, искренней дружбы.

Поездке предшествовало наше длительное виртуальное общение с сопредседателем Израильского национального движения «Дом Давида» Рами Сурисом. Он уже знал меня, в частности, по моей статье «Тьма-родина», опубликованной в израильской русскоязычной газете «Новости недели» в январе 2010 г. (с предложением о публикации ко мне обратился известный израильский журналист Владимир Плетинский). Осенью того же года в Сети было распространено мое интервью редакции сайта ИНД «Дом Давида», вызвавшее резонанс в Израиле и в России. Так постепенно созрела идея этой поездки.

Collapse )

Итак, впечатления…

Их много, они очень яркие, под стать израильскому солнцу, и очень хорошие. Поездка получилась весьма многоплановой: мы видели и небоскребы Тель-Авива, напомнившие мне «Остров Крым» Василия Аксенова, и блокпосты в Хевроне; улочки Старого Иерусалима, где камни мостовых отполированы столетиями, и деловито-торжественный Кнессет, свободный от всякой помпезности. Я рад, что хоть немного открыл для себя Израиль. Меня, русского националиста, эта страна привлекает как авангардный проект древнего народа, как успешный опыт построения этим народом современного – подчеркиваю – демократического национального государства. В Израиле живо ощутимо сочетание древности с футуристической устремленностью в будущее. Мой друг Вадим Штепа, побывав в Израиле, сказал, что это страна победившего археофутуризма. Израиль – феномен обретения древним народом второй молодости. Израиль доказал, что национализм способен и должен быть современным и эффективным.

Что бы ни говорили враги и скептики, Израиль состоялся.

Эффективная демократия, эффективная, действительно народная армия, эффективное сельское хозяйство, эффективная наука, производство, передовые технологии (маленькая страна имеет восемь университетов и занимает первое место в мире по количеству ученых, инженеров и научных публикаций на душу населения, осуществляет космическую и ядерную программы). Но главное то, что Израиль состоялся как национальное государство – в этом-то и секрет его успешности. В крайне непростых условиях, в окружении враждебных стран евреи смогли на вновь обретенной родной земле образовать сплоченную нацию. Израильская нация – состоявшийся исторический факт. Это удивительный, как мне кажется еще не оцененный мировым сообществом феномен: древний народ, на протяжении многих веков пребывавший в рассеянии, вновь стал нацией, построил современное национально-демократическое государство. Что им двигало? Конечно же, национальное самосознание, национальная идея, национальное чувство жизни, пронесенные через столетия, не забытые и не растворившиеся в других народа и культурах. Можно ли после этого отрицать национальный фактор как один из главных движителей истории? Построив Израиль, евреи, по сути, воздвигли великолепный памятник национализму как таковому – национализму конструктивному, созидательному, «археофутуристическому». И еще: опыт Израиля доказывает, что отнюдь не суперразмеры страны делают нацию сильной, эффективной и успешной.

Бросается в глаза сплоченность израильского общества.

Конечно, там есть леваки и фанаты политкорректности, всевозможные друзья «угнетенных» арабов, чуть ли не стыдящиеся своей национальности. Но в целом израильское общество, конечно, правое, национальное. Будучи в Израиле, мы постоянно находились в гуще народа, и было очевидно, что эти люди живут в своем государстве, на своей земле, что они здесь свои. В Израиле весьма ощутимо особое поле сплоченности, атмосфера национального дома, которая в России, в русской среде, увы, не чувствуется.

Надо сказать пафос энтузиазма и героизма, которым ознаменовано начало становления Государства Израиль, не угас и поныне. Взять хотя бы поселенцев в Самарии, чью прекрасную ферму посетил актив НДА (я принципиально не использую термин «Западный берег реки Иордан» как антиизраильский, размывающий исторические и юридические права евреев на Иудею и Самарию). Люди с любовью возделывают и благоустраивают свою землю, производя прекрасные сельхозпродукты. А ведь при этом ситуация далека от идиллии – совсем недавно, в марте, в одном из поселений арабские террористы вырезали еврейскую семью, не пощадив малых детей. Подобные дикие случаи, увы, не редкость. Например, 2 апреля 2009 г. в поселении Бат Аин араб топором убил 13-летнего и ранил 7-летнего израильского мальчика. Поэтому нередко поселенцы ходят с оружием – эдакое израильское казачество, свободные вооруженные землепашцы. Вообще, я бы сказал, что Израиль – это страна казачьего духа, если подразумевать под этим трудовой и воинский дух. Недаром одной из первых сионистских эмблем были скрещенные серп и меч. Эту эмблему можно увидеть сегодня на униформе бойцов бригады НАХАЛь («Сражающаяся пионерская молодежь») – элитного добровольческого подразделения израильской армии, созданного еще в 1948 году по инициативе Бен-Гуриона. НАХАЛь – особая бригада, поскольку сочетает воинскую службу с созданием сельскохозяйственных коммун на границах Израиля.

Однако вернемся к еврейским поселениям. Что это такое? Это «поселенческие форпосты» не только Государства Израиль, но и евроатлантической цивилизации как таковой. Причем необходимо отметить, что бытующие порой сопоставления израильской поселенческой политики с американским освоением «дикого запада» некорректны, поскольку в отличие от «ковбоев» еврейские поселенцы пришли на родную историческую землю. В данном случае уместнее говорить о своего рода еврейской реконкисте. Увы, порой само же еврейское государство под давлением левых араболюбов выступает против поселенцев. Так, демонтаж еврейских поселений в Северной Самарии и секторе Газа в 2005 году был, на мой взгляд, трагической ошибкой израильских властей, нередко платящих дань политкорректности. Что далеко ходить: в начале этого августа 12 еврейских поселенцев были изгнаны властями из Ицхара (Самария) лишь за то, что они в ответ на участившиеся провокации арабов организовали кружки обучения приемам самообороны…

Огромное впечатление оставила поездка в Иудею, в Хеврон. Как известно, эти территории, а также Самарию, еще советская пропаганда называла «оккупированными». Нас сопровождал известный сионист Шломо Ленский – писатель, журналист, член правления партии «Наша Эрец-Исраэль», с 1993 года проживающий в поселении Текоа. Мы ехали в рейсовом иерусалимском автобусе с бронированными стеклами – местные арабы любят забрасывать автобусы камнями, калеча пассажиров. В Хевроне находятся могилы библейских праотцев (пещера Махпела, исследованиям в которой препятствуют арабы); это древнейшее еврейское поселение в Израиле, древняя священная земля евреев, и евреи не могут и не хотят покинуть ее даже под угрозой смерти. Около 800 израильтян живут рядом с более чем стотысячной массой арабов-мусульман. Нетрудно представить, что ожидало бы хевронских евреев, если бы не постоянное присутствие израильской армии: памятен учиненный арабами погром 1929 года, когда при попустительстве англичан были зверски убиты 67 евреев, а сотни – искалечены. Вот как это происходило: «В пятницу арабы ещё опасались ответа британской полиции, однако вскоре убедились, что она не намерена защищать евреев. Утром в субботу 18-го Ава тысячи арабов, вооружённых ножами, топорами, вилами, ломами и другими средствами нападения, двинулись к еврейским домам с криками: "Режь евреев!", "Власти с нами!" Бесчинствующие толпы, жаждущие крови, врывались в дома беззащитных евреев и безжалостно били, резали и рубили всех без разбора; над многими жертвами погромщики жестоко издевались, прежде чем убить, насиловали женщин и девочек. Душераздирающие крики слышались из еврейских домов, многие евреи взывали о милости к своим "добрым" ещё вчера соседям и приятелям, но озверевшие арабы продолжали свою кровавую оргию с криками: "Режь евреев!" Погромщики не сжалились ни над раввинами, к которым они приходили за советами, ни над директором банка Слонимом, который давал им ссуды на хороших условиях, ни над аптекарем Гершоном, оказывавшем им медпомощь» («Цель атаки – Хеврон…»).

В Хевроне. Слушая крик муэдзина. Фото Максима Лисицкого

Невозможно забыть и период хевронской «интифады»: так, в марте 2001 г. снайпер-араб убил 10-месячную израильскую девочку. В течение дня, пока мы находились в Хевроне, город несколько раз оглашался жутковатым "орочьим" пением муэдзинов, усиленным динамиками множества минаретов. Казалось, от этих звуков негде спрятаться. Тем не менее, еврейская община Хеврона в этих экстремальных условиях живет нормальной жизнью. Мы видели спокойных, приветливых людей, настоящих патриотов Израиля и своего края. В городе прекрасный краеведческий музей – Музей Наследия Хеврона – одна из экспозиций которого рассказывает о жуткой резне 1929 года. Музей расписан его создателем – замечательным художником Шмуэлем Мушником, которого называют «хевронским Ван Гогом». Выдающийся историк и краевед, неисчерпаемый кладезь культурно-исторической информации, он был нашим экскурсоводом в Хевроне. Шмуэль, излучающий спокойствие и светлую уверенность человека на своей земле, порой, говорят, работает за мольбертом, держа пистолет за поясом. «…Мы здесь не воспитываем людей, которых можно ударить по одной щеке, а они подставят другую»,- как-то сказал Шмуэль в беседе с журналистом Александром Левиным.

Одна из работ Шмуэля Мушника (взято здесь).

Я смотрел с холма на залитый солнцем, слепяще-белый арабский Хеврон, и знал, что где-то там затаился цивилизационный враг, готовый нарушить мир под этим знойным безоблачным небом. Под ногами запросто попадались камешки римской мозаики, кусочки античного стекла, а вокруг стояли матерые, узловатые оливы, помнящие, вероятно, тамплиеров…

Кстати, об израильской армии (ЦАХАЛ). Один из дней нашего пребывания в Израиле пришелся на шаббат – иудейский выходной. Уже накануне, вечером в пятницу, всюду можно было видеть множество солдат ЦАХАЛа – парней и девушек – отправляющихся в увольнение домой. Все они были с оружием. Израильтянин или израильтянка, придя в армию, получают оружие, и не расстаются с ним до конца службы. Автомат всегда при солдате, даже в отпуске, дома, что весьма показательно. Израильская армия – действительно народная армия, это часть народного государства, и, соответственно, общество и государство всецело доверяют солдату.. Принципиально другая картина, скажем, в России, где государство явно боится народа и армии, а солдат-срочник представляет собой нечто среднее между военнослужащим и заключенным (кстати, в ЦАХАЛе нет дедовщины). Видя израильских поселенцев с винтовками, а также солдат, едущих в увольнение с личным оружием, невольно думаешь, что Израиль – это страна, где воплощена доктрина вооруженного народа. Это не милитаризм, а торжество благородной древней аксиомы: свободный человек должен иметь право носить оружие.    

В Израиле нет милитаризма. Нет и полицейщины, психоза в связи с терроризмом, хотя его угроза реальна. Да, нам, как и всем, приходилось регулярно проходить через досмотр на автобусных станциях, но мы относились к этому с полным понимаем – как не помнить об изуверских взрывах в рейсовых автобусах в период последней «интифады»? Несмотря на то, что Израиль, по сути, находится в состоянии навязанной ему перманентной войны, страна не скатывается в чрезвычайщину, что говорит об особой прочности общества и государства. В Израиле царит нормальная атмосфера, идет нормальная общественно-политическая жизнь, действует множество партий (в нынешний Кнессет входит12 партий, а электоральный барьер – всего 2%). Помнится, мы в сопровождении Рами Суриса и его сынишки Давида гуляли по безмятежной, залитой солнцем Нетании, слева ярко синело Средиземное море, и как странно было услышать от Рами, что вот он, тот самый отель «Парк», где араб-самоубийца совершил взрыв на иудейскую пасху 2002 года, убив 30 человек. Чудовищное преступление стало кульминацией т.н. «интифады». Кстати, в апреле с. г. палестинская администрация Махмуда Аббаса наградила организатора этого теракта из ХАМАСа. Характерно, что награждение состоялось накануне иудейской пасхи. Назвать данный демарш цинизмом – все равно, что ничего не сказать…

О т.н. «палестинской проблеме». Я еще раз убедился, что это надуманная проблема.

Путешествуя по Израилю, я не видел «угнетенных» арабов. Скажу лишь, что домам этих «угнетенных» жители русских деревень могут позавидовать.

«Палестинская проблема» подогревается арабскими экстремистами и их западными, прежде всего евросоюзовскими друзьями, ненавидящими Израиль в силу своей левой ментальности. Непредвзятым людям это очевидно. В частности, вот что пишет о ситуации в секторе Газа глава института Лемкина при Бременском университете Гуннар Хейнсон:

«…подавляющее большинство населения не испытывает необходимости делать что-либо для того, чтобы “поднять” своих отпрысков. Большинство детей сыты, одеты, вакцинированы и учатся в школах благодаря ооновской UNRWA (Ближневосточное агентство ООН для помощи т.н. палестинским беженцам и организации работ – А.Ш.). UNRWA загоняет палестинскую проблему в тупик, классифицируя палестинцев как “беженцев” — не только тех, кто был вынужден покинуть свои дома, но также и все их потомство».

«UNRWA щедро финансируется Соединенными Штатами (31%) и Евросоюзом (около 50%) — и только 7% этих фондов поступает из мусульманских источников. Благодаря такой щедрости Запада, почти все население Газы живет в зависимости, на довольно низком, зато стабильном уровне. Одним из результатов этой нелимитированной благотворительности является нескончаемый демографический бум».

«…Запад платит за еду, школы, медицинское обслуживание и жилье, в то время как мусульманские страны помогают с оружием. Нескованная такой морокой, как необходимость зарабатывать себе на жизнь, молодежь имеет массу времени для рытья туннелей, контрабанды оружия, сборки ракет и пальбы: 4,500 из этих ракет было запущено в Израиль с 2006 г. Эта мрачная деятельность удержала на время палестинцев от междуусобной резни, но загнала примерно 250,000 израильтян в бомбоубежища».

Хочу заметить, что Палестинская автономия является крупнейшим в мире получателем гуманитарной помощи на душу населения.

Писатель Йегошуа Бен-Давид рассказывает: «…я вспоминаю массовую демонстрацию палестинцев в Москве в апреле 2002 г., посвященную событиям вокруг забаррикадировавшихся в Церкви Рождества в Бейт-Лехеме террористов, на которую я сходил в качестве “разведчика”. Палестинские демонстранты выкрикивали лозунг: “Палестина Арабийя!”, что означало: “(Вся) Палестина – Арабская!”.
Таким образом, очевидно, что ПАЛЕСТИНСКИМ АРАБАМ НЕ НУЖНО СОБСТВЕННОЕ ГОСУДАРСТВО. ИХ ЦЕЛЬ - УНИЧТОЖЕНИЕ ИЗРАИЛЯ И СОЗДАНИЕ НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕГО БРИТАНСКОГО МАНДАТА ПАЛЕСТИНА АРАБСКОГО ГОСУДАРСТВА!».

«Палестинцы, - пишет Йегошуа Бен-Давид, - живут в выдуманном, виртуальном мире, где все подделка, как в фильме “Матрица”. При этом обвиняют евреев, утверждая, будто именно они, а не палестинские арабы фальсифицируют Историю. Реально же, это не Израиль “искусственное государство”, а “Палестина” - Государство-Призрак. Это не евреи – “не существующая нация”, а “палестинцы” - Нация-Химера!
Не только евреи, но и все народы Мира должны понять: “ПАЛЕСТИНА” ЭТО МИФ, КОТОРЫЙ НЕОБХОДИМО УБИТЬ, УБИТЬ РАДИ МИРА НА СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ. И чем скорее это произойдет, тем лучше!».

Йегошуа Бен-Давид предлагает решить т.н. проблему "Палестины" радикально - "путем трансфера (переселения) всего или подавляющего большинства арабского населения Израиля и т. н. “территорий” в соседние арабские страны". Ну что ж…

Тема противодействия агрессивному исламу была одной из главных во время визитов актива НДА в Кнессет, организованных нашими израильскими друзьями

Нас сопровождали Шломо Ленский, редактор «7 канала» Тувья Лернер, член «Союза профессоров за сильный Израиль» д-р Михаэль Павлов, поэт и общественный деятель, редактор сайта и форума «Иерусалимский Храм Сегодня» Михаил Польский. Кстати, сама стилистика здания Кнессета – синтез классицизма и модернизма – передает дух израильской демократии. Как непохожи деловитые интерьеры Кнессета на официозные коридоры и холлы российской Госдумы, сработанные под вкусы советских начальников! Делегация НДА имела две встречи в Кнессете: с заместителем министра развития Негева и Галилеи, депутатом от партии «Ликуд» Аюбом Кара и с представителем блока «Национальное единство» депутатом Арье Эльдадом, возглавляющим парламентское лобби против исламского фундаментализма и терроризма. Встречи прошли в очень теплой, дружественной атмосфере, им был посвящен репортаж 9-го канала израильского телевидения, а также многочисленные сетевые материалы. В тот же день представители НДА Максим Лисицкий и Андрей Кузнецов стали гостями популярной телепрограммы «Открытая студия с Давидом Коном».

Скажу прямо, приезд русских националистов вызвал в Израиле весьма заметный общественно-политический резонанс. Надеюсь, многие израильтяне увидели лицо нового русского национализма, столь непохожее на распространенные стереотипы. Д-р Михаэль Павлов признавался: «Около месяца назад ко мне обратился мой знакомый, с просьбой помочь в организации визита в Израиль движения русских национал-демократов. Я немного растерялся, ибо, в моем понимании русский националист - это пьяный член общества "Память", размахивающий топором с криком "Бей жидов - спасай Россию". Однако, просмотрев информацию о движении национал-демократов, я был приятно удивлен. Оказывается, в течение длительного времени это движение занимает дружественную к Израилю позицию, и было одним из немногих российских организаций, полностью поддержавших Израиль во время операции "Литой Свинец"».

С другой стороны, Израиль – это живое опровержение всех расхожих стереотипов относительно евреев. Так, в определенных кругах принято считать, что евреи – плохие солдаты. ЦАХАЛ, одна из лучших армий в мире, великолепно опроверг этот миф, громя целые коалиции арабских стран-агрессоров, демонстрируя мужество и отличную выучку. Воинская служба – одно из самых престижных занятий в Израиле. Помню, как Шломо Ленский – сержант запаса – с сожалением говорил, что в силу возраста его уже не будут призывать на «сборы». Народ и армия едины – это сказано про Израиль.

Еще один антиеврейский стереотип – распространенное в прошлом представление, будто евреи в силу их укорененной религиозной ортодоксальности не способны к демократии европейского типа. Израиль, будучи подлинно демократическим государством, разбил и этот миф. Скажу больше: при всей своей «восточности», Израиль является несомненной частью западного мира, эдаким Западом на Востоке. Я не отношу себя к авраамической традиции, но, общаясь с израильтянами, видел, что мы находимся в одном культурном поле. Диалог «эллина» с иудеем вполне возможен и более того – необходим. Как «эллин» я согласен с императором Юлианом Отступником, который хотел восстановить Иерусалимский храм. Кстати, евреи сегодня не могут молиться на Храмовой горе без проблем со своей же, израильской полицией – опять-таки политкорректность, власти не хотят раздражать арабов…

Наконец, всегда было принято считать, что евреи не любят и не умеют работать на земле. Но, как только у евреев появилась эта самая земля, СВОЯ земля – оказалось, они очень даже любят и умеют на ней трудиться. Я уже рассказывал о поселенцах в Самарии, а ведь таких сотни тысяч. Еще в 20-е годы прошлого века евреи-репатрианты начали свою жизнь на Земле обетованной с осушения болот Изреэльской долины и долины Хефер - теперь это плодороднейшие сельхозугодья. Страна с ограниченными водными ресурсами, по численности населения уступающая Москве, а по площади – Московской области, на 95% обеспечивает себя продуктами питания, да еще поставляет сельхозпродукцию на экспорт – даже мы, в России, едим израильскую картошку! И это притом, что в сельском хозяйстве Израиля занято 3,5% работающего населения страны. До того, как в 2005 году из сектора Газа по воле израильских властей, уступивших международному давлению, ушли еврейские поселенцы, этот край, возделанный их трудом, был крупным экспортером овощей. Еврейские хозяйства в секторе Газа давали 10 % от всех сельхозпродуктов в Израиле и экспортировали продукцию на 25 миллионов долларов ежегодно.

Сионистский плакат на румынском и венгерском языках, призывающий к репатриации. 1930-е гг.

«Сионизм – это значит тяжело трудиться на своей земле и защищать ее», - сказал мне Геннадий Грубман. Встреча с этим замечательным человеком – простым рабочим и пламенным сионистом в духе 20-х годов, много и сочувственно говорившим о русском национализме, о русских проблемах – произвела на меня большое впечатление.

Есть чему нам, нынешним русским, поучиться у израильтян? Вопрос риторический. Хотя бы отношению к своей земле. Уж картошку-то нам можно собственную выращивать, благо, что с водой у нас все в порядке. Кстати, что делают русские в чуждых им республиках Северного Кавказа? Почему не едут на свои исторические, коренные земли – в центральную Россию (Залесье), чтобы поднимать пустынные сельские просторы Владимирщины, Рязаньщины, Калужчины? Мне скажут, что сняться с места – это трудно, что нужны соответствующие программы. Программы нужны, согласен (понятно, что такой программы не стоит ждать от кремля, заселяющего центр России кавказцами). Но для начала нужно желание самих людей. Евреи в начале ХХ века без всяких программ ехали в опасную Палестину, и не боялись трудностей. Самоорганизация, самооборона и труд на своей земле – вот что было основой их выживания и становления как израильской нации. Этому нам стоит поучиться у евреев, но, прежде всего надо учиться у них воле к обретению своей национальной государственности. У русских нет своей национальной государственности, подобно евреям они пребывают в своего рода имперском «рассеянии». Когда в составе Российской федерации появятся русские республики, в частности, Республика Залесская Русь (центральная Россия), опыт становления Израиля может оказаться полезен.

Русским стоит поучиться у евреев и памяти. В сопровождении Михаила Польского и Элеоноры Шифрин – известного израильского общественно-политического деятеля – нам довелось посетить мемориальный комплекс «Яд ва-Шем», посвященный катастрофе европейского еврейства в годы Второй мировой войны. Это удивительный мемориал, по замыслу и по исполнению. Делясь впечатлениями в блиц-интервью для «7 канала», я выразил надежду, что когда-нибудь и у русского народа будут свои музеи геноцида – музей Беломорканала, музей Волгодона, музей ГУЛАГа, наконец. Эта позиция встретила понимание израильтян. Напомню, в июне этого года в Госдуме РФ прозвучало предложение признать подавление Тамбовского восстания 1920-21 гг. геноцидом русского народа (на Тамбовщине было уничтожено более 100 тысяч крестьян, и это лишь одна из страниц коммунистического террора). Данная инициатива, увы, не получила поддержки российских депутатов и правозащитников. Но когда-нибудь на русской земле появится антисоветский мемориальный комплекс имени Солженицына. Мемориал русской катастрофы…

***

При отлете, в грандиозном аэропорту «Бен-Гурион», будто сошедшем с эскизов футуриста Сант-Элиа, мне не пришлось стоять в очередях: подошла любезная служащая в униформе и, сказав, что видела меня сегодня по телевизору, провела на регистрацию. Вот так русскому национал-демократу пришлось пожинать сладкие плоды популярности, и где – в Израиле! В самолете, глядя, как удаляется под крылом земля, ставшая такой близкой, я еще раз вспомнил слова Рами Суриса, сказанные им при расставании, в аэропорту: «Националисты, не будучи одной расой и одним народом по крови, составляют особую расу по духу...».

Лето 2011 г., Израиль-Москва.