Алексей Широпаев (shiropaev) wrote,
Алексей Широпаев
shiropaev

Categories:

Язык Москвы


На фото: товарищ Линдерман.

Против Украины кремль воюет газом. Против Грузии – танками. Против Латвии – языком. В смысле – нашим великим, могучим и прекрасным русским языком. Кремль хочет превратить его в свое змеиное жало, способное смертельно отравить Латвию и всю Балтию, отомстить ей за выход из советской империи, за вступление в Евросоюз и НАТО.

Бывший национал-большевик Линдерман и его подручный Гапоненко (ядреное сочетание, что-то эдакое коминтерновско-зубатовское) замутили в Латвии референдум по русскому языку как второму государственному. Не думаю, что это их личное творчество. Родство данного мероприятия с путинской спецоперацией «Бронзовый солдат», приведшей к массовым беспорядкам в Таллине, очевидно. Сегодняшний референдум – это, по сути, языковой путч против суверенитета Латвии и латышской идентичности. Как бы он не закончился – это прецедент, причем крайне опасный.

Что означает в Латвии русский язык как второй государственный? А это значит, что совки, понаехавшие в Латвию за годы советской оккупации, могут позволить себе оставаться совками. Это значит, что у них будет законное право не знать и презирать латышский язык, «положить болт» на латышскую культуру и саму Латвию, в которую они когда-то приехали просто как в одну из провинций необъятной красной империи. А главное, повторяю, у них будет законное право и возможность оставаться вечно вчерашними, советскими людьми, принципиально не желающими ментально и психологически интегрироваться в Европу, в западный образ жизни. Русский язык для них – всего лишь средство сохранения своей совковой идентичности. И в этом смысле русский язык – прямая угроза Латвии.

Нынешняя Латвия наглядно показывает, что если в СССР и был советский народ, то это, увы, русские. Из них сделали антропологический субстрат советчины, соединявший абсолютно разнородные этно-культурные составляющие и одновременно разжижавший, глушивший их. Эту функцию русские и сейчас продолжают выполнять на постсоветском пространстве. Кто, например, противился проекту возвращения Украины в Европу при Ющенко? Русскоязычное население Крыма, Донбасса и т.д.; именно в этой среде Москва всегда находит опору для своей антиукраинской политики. Также и в странах Балтии русскоязычные выступают как фактор дестабилизации, по сути, пятая колонна, препятствующая дальнейшему укоренению Балтии в Европе. Отношения кремля с русскими общинами Украины и Балтии чем-то напоминают отношения руководства Коминтерна с компартиями капстран в 20-30 гг. Москва для того и закачивала русских в Прибалтику, чтобы разбавить, ослабить ее уж слишком западный этно-культурный настой, чересчур контрастирующий с общим советским фоном и явно враждебный ему. Москва, по существу, минировала Прибалтику приезжими массами неинтегрируемых русскоязычных, и вот сейчас эта мина срабатывает. Такая политика имеет удивительно глубокие исторические корни: вспомним, как Иван Третий депортировал ненавистных новгородцев – демократов и западников, а вместо них вселял «низовской люд», уже воспитанный в условиях авторитаризма.

Остается лишь поражаться, насколько же опасным очагом патологии являлся СССР (продолжением которого стала РФ), если столь глубоко сумел поразить все постсоветское пространство своими метастазами. И в роли раковых клеток активно выступают те, кто называет себя русскими, вот что страшно и горько. Уж, казалось бы, Балтия, вступившая в Евросоюз и НАТО, должна забыть совок как страшный сон – но нет, опять в политическую реальность этих уютных стран просовывается мерзкое мурло из прошлого. Неудивительно, если русскоязычных в Латвии порой воспринимают как зачумленных. Нет сомнений, что русский язык в качестве второго государственного будет подтачивать латышскую идентичность и суверенитет Латвии, нагнетать напряженность и сеять рознь, давая Москве отличный повод для постоянного вмешательства  в дела латвийского государства под предлогом защиты русскоязычного населения. Ведь цель Линдермана, Гапоненко и стоящих за ними сил вовсе не в том, чтобы заставить латышей считаться с русским языком – латышей хотят заставить считаться с советскими ценностями, сдать завоеванные исторические позиции, повернуть в прошлое. Сегодня русский язык – а завтра Латвию принудят отречься от ветеранов Латышского легиона и «лесных братьев», а послезавтра – воздвигнуть в Риге памятник красному головорезу Кононову. Москва мстит независимой Латвии, стремясь хоть в чем-то поставить ее на колени. И не стесняется в качестве имперского жандарма, в качестве своей руки использовать даже русский язык.  

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 192 comments