?

Log in

No account? Create an account

ИМ НУЖНА ДРУГАЯ РОССИЯ, А НАМ – ДРУГАЯ СТРАНА - Алексей Широпаев — LiveJournal

Dec. 27th, 2006

11:53 pm - ИМ НУЖНА ДРУГАЯ РОССИЯ, А НАМ – ДРУГАЯ СТРАНА

Share Flag Next Entry

Состоявшийся 16 декабря на Триумфальной площади митинг «Другой России» явно уступал по весомости тому полицейскому антуражу, которым режим «обрамил» это мероприятие. Многотысячное омоновское оцепление, по меньшей мере втрое численно превосходящее митингующих; вертолеты, то и дело бороздящие хмурые московские небеса; милицейские ротвейлеры и овчарки, басовито брешущие на толпу и крупно, по-человечьи какающие на увянувшие зимние газоны… Режим явно БОИТСЯ, боится до степени утраты адекватности, что ясно продемонстрировал обыск, прошедший накануне митинга в офисе «Другой России». У Каспарова искали… «экстремистскую литературу». Предполагаю, что речь шла о книге «Лимонов против Путина», распространение которой в России прочно, по-советски заблокировано властями. Ну можно ли считать адекватным режим, столь откровенно показывающий всему миру свой страх перед СЛОВОМ?

А страх перед… ПИВОМ? Страх политический, полицейский? Во всей округе сотрудниками РУБОПа была запрещена продажа пива до трех часов дня. Уж не в пиве ли Кремлю видится главная движущая сила революции? Стало быть, в Грузии — «революция роз», в Ливане – «революция кедров», а в России — «революция пива»? Не путает ли наше начальство Москву с Мюнхеном?

Власть вслепую, «по площадям», бьет направо и налево, вытаптывая любые проявления гражданского протеста и гражданской активности: вчера был запрещен «Русский марш», а сегодня – «Марш несогласных», и даже Марш памяти убитых журналистов. Направо и налево ополоумевший режим раздает ярлык «экстремизма», пытаясь таким образом затравить всякую подлинную гражданственность. А взамен кремлевские чекисты предлагают народу вместе поностальгировать о брежневской стабильности, благо, что подоспел 100-летний юбилей «дорогого Леонида Ильича».

Со страху власть явно переоценила своих оппонентов, собравшихся на Триумфальной. Тысячи три под знаменами Лимонова, «Авангарда красной молодежи», «Объединенного гражданского фронта» Каспарова и касьяновского РНДС смотрелись не убедительно. Но количество можно простить, когда есть качество. А вот его-то как раз и не было. Трудно признать вместилищем нового политического качества весь этот компот из либералов и красных, явленный граду и миру в тот день. Прозвучавшее с трибуны заявление Лимонова о том, что «оппозиция есть», явно скороспело. Речь даже не о том, насколько жизнеспособен и внутренне честен политический союз тех, кто провозглашает принципы свободы, собственности и права с теми, кто еще совсем недавно скандировал «Сталин, Берия, ГУЛАГ!» и «Капитализм — дерьмо!». Не будем углубляться и в тему о том, кто кого в этой странной компании собирается использовать или, как сейчас принято говорить, «поиметь». Это их проблемы. Речь о том, является ли политическое содержание «Другой России» действительно альтернативой актуальной Системе? Короче, является ли «Другая Россия» ОППОЗИЦИЕЙ?

Конечно, НЕ является. В резолюции митинга было много правильных пунктов, с которыми согласен всякий нормальный русский: «Хватит уродовать Москву»; «Свободу политзаключенным»; «Кадыров – убийца и палач России» и т.д. Венчает весь этот набор аксиом лозунг «Россия без Путина» как формула главной политической цели, ради которой и возник сей причудливый либерально-большевистский симбиоз.

Путин — вот главная мишень «Другой России». Мол, не будет Путина – и Россия станет «другой». Чушь! Путин имманентно присущ России как таковой. Не будет этого Путина – будет другой Путин. В смысле – очередной. Россия — это страна вечного, метаисторического Путина. Она постоянно, на протяжении столетий, клонирует Путина в силу своей имперско-бюрократической матрицы, которая есть неизменяемая природная ДАННОСТЬ. Чтобы не было Путина, мало «другой» России. Просто потому, что «другая» Россия невозможна. Всякая «другая» Россия с неотвратимостью компьютера выдаст очередного Путина. Чтобы не было Путина, нужна другая страна. Точнее, НОВАЯ СТРАНА, на месте России, причем не обязательно в ее размерах. Не отягощенная имперской кармой. Европейская и русская. Вот тут-то и начинается подлинная ОППОЗИЦИЯ.

Забавно, что каспаровско-лимоновская «Другая Россия» даже изъясняется в рамках терминологии России этой, путинской, которой себя как бы противопоставляет. Так, пламенная Евгения Альбац не забыла сказать с трибуны о «многонациональном народе». И ведь не в курсе отважная журналистка, что русские, о которых она сказать забыла, ее и не слушают вовсе. Равно как и Лимонова, повторявшего, как заклинание: «Нам нужна другая Россия!» Русским, наконец-то, вообще не нужна Россия — ни эта, ни «другая». До них дошло-таки, что Россия – это отлаженная имперская антисистема угнетения и эксплуатации русских «многонациональным народом» при помощи купленной им бюрократии. Вот пусть этот «многонациональный народ» и оставит себе Россию вместе с ее чинушами, олигархами, продажными ментами, «суверенной демократией» и прочей азиатчиной. А русским нужна своя земля, Конфедерация Русь — как сказал профессор Хомяков, «новая страна с новой историей», возникшая на основе демократического самоопределения русских регионов.

В конце концов, даже если и Великая Нефтегазовая Труба, этот объект религиозного культа российских патриотов, останется у «многонационального народа» — не страшно. Почему?! Да потому, что у нас, у русских, есть мозги. Мы не арабы и не туркмены, чтобы жить исключительно за счет природных ресурсов, всецело от них завися. Мы, русские, не глупее японцев, которые, не обладая ни «трубой», ни сырьем, строят на своих крохотных островах суперпоезда, преодолевающие 500 км за три часа, и, кроме того, заваливают весь мир автомобилями и электроникой. Мы, как и подобает белым людям, обязательно придумаем альтернативные источники энергии (Запад, кстати, уже вовсю работает над этой проблемой — к ужасу нашенских нефтегазовых империалистов). И тогда «многонациональная Россия» с ее «трубой» будет нужна только Китаю. И это правильно, ибо подобное тянется к подобному. Россия с ее «особым путем» прильнет к Китаю, став его сырьевым и энергетическим придатком. А Русь — этакая футуристическая Гардарика — вернется в Европу, в Запад, присоединившись к старинному девизу, и поныне в значительной мере объединяющим Западный мир: «Против московитов и татар».

Такое понимание решения русской судьбы является поистине революционным. Впервые за последние пять веков российской истории русские противопоставляют себя России, Империи, сознавая свои интересы не только как отличные от интересов Российского государства, но и как противоположные им. И это покруче «национал-оранжизма» формата Белковского, в который вписывается даже такой типичный представитель ублюдочного патриотизма как Рогозин со своим КРО (между прочим, в 20-е годы так именовался Контр-Разведывательный Отдел ГПУ, успешно фабриковавший провокационные организации типа «Треста»).

Россия, наконец-то, получила от истории свой главный сюрприз — русское самосознание. Действительно русское и действительно самосознание. Когда субъект сознает СЕБЯ и свои ИНТЕРЕСЫ. И это для России равносильно получению «черной метки».

Ведь как на протяжении веков воспитывали русских? Была такая величавая советская песня: «И где бы я ни был, и что б я ни делал, пред Родиной вечно в долгу…» И вдруг русские поняли, что НИЧЕГО не должны России. И стало им легко и свободно, будто морок развеялся. Все, оказывается, как раз наоборот: Россия, Империя безнадежно задолжала русским. Безнадежно — потому что уже никто не вернет нам века украденной у нас истории, не возместит потери в генофонде и опыт нормального развития в кругу родственных европейских народов. Но владеет сегодня русскими не чувство опустошенности, нет, а осознание реальной возможности своей исторической «второй жизни». Или даже второго рождения как нации.

У русских с Россией сегодня не может быть иных отношений, кроме счетов. Кроме «раздела» и «размена» тухлой евразийской коммуналки — грамотного, спокойного, со стиснутыми зубами. Выдержка, выдержка! А не то старая стерва спровоцирует разборку — с шумом, гамом, бытовухой, ментами и неизбежной кутузкой.

«Разве так можно о матери, о родине-матери?!» О какой еще «матери»? Нашу настоящую мать опричники царя Ивана баграми в Волхове забили, когда она от них вплавь спасалась. На лодке догнали — веселые, ражие, горластые — и насмерть забили. А вот эта, «родина-мать» — не мать нам, а мачеха. Хамоватая пьяная тетка с плоской степной образиной, рябая «каменная баба», которая испоганила судьбу моего народа, прикрываясь краденым именем, содержащим благородный корень «РОС». Чего русские от нее хорошего видели? Вчера они от «мамаши Рашки» получали кнуты на конюшне и номерные лагерные ватники, а сегодня — вымирание под православие и Петросяна. Да еще 9 мая — великий праздник избавления этой У-родины от справедливой исторической кары. Сидит, пьяная, мутный граненый стакан в трясущейся лапе держит, подлые слезы умиления льет: «Я пью за русский народ…Спас меня, мать вашу». Какие же, спрашивается, чувства к ней может питать нормальный русский? Те же, что новгородец — к захватчице Москве, северный ирландец — к Великобритании, а грек, потомок вольных эллинов — к Оттоманской Порте. Таков пафос нового русского национализма. Который вынесет на улицу лозунг «ПАТРИОТИЗМ — ДЕРЬМО!».

Короче, с Новым годом! Грядет Кабан — древний тотем индоевропейцев, солнечный зверь, «спинка — золотая щетинка».