Алексей Широпаев (shiropaev) wrote,
Алексей Широпаев
shiropaev

ЭТО – КРАСНЫЙ ПУТЧ, А НЕ РУССКОЕ ВОССТАНИЕ

Таллин и Кондопога: краткий сравнительный анализ

В последнем выпуске «Завтра» (№19 (703)) события в Таллине названы «русским восстанием» и даже «внешней русской Кондопогой». Как всегда, товарищи имперцы злонамеренно смешивают противоположные понятия – в данном случае советскость, имперскость и русскость. Такова уж профессиональная политручья бесстыжесть, воспитанная пропагандистской школой Мехлиса.

Приходится «прочищать винчестер», как говорит один мой хороший знакомый.

Нет большей идеологической подлости, чем уподобление красного путча в Таллине русскому освободительному восстанию в Кондопоге.

В Кондопоге русские выступили за свое право быть русскими, быть хозяевами на своей земле. В Кондопоге русские не пожелали растворяться в пришлой азиатской этно-криминальной «культуре». Ими двигало стремление быть белыми людьми, жить как белые люди, жить «как в Европе». В Кондопоге русские обретали свою подлинную идентичность.

В Таллине русские боролись за «право» остаться советскими. В Таллине русские, не имея своей национальной идентичности, яростно отвергали право эстонцев на национальность, на Эстонию. В Таллине русскими двигало нежелание быть Европой, и в конечном счете – нежелание быть настоящими русскими. Не случайно выбран объект защиты – Бронзовый солдат, то есть памятник Совку, который принес в Эстонию террор, хамство и интернационалистскую унификацию. Самое трагическое, что инструментом этой красно-имперской унификации являлась русскоязычная совковая «культура», а также приезжие русскоязычные массы – вчерашние русские уродливой совковой генерации, искренне считающие свою совковость – русскостью. Грустный парадокс: в Таллине русские, чья национальная идентичность и генофонд наиболее пострадали от совка, яростно защищали жуткий символ собственных страданий и своей обезличенности. Кондопога напоминала бы Таллин лишь в одном случае: если бы в Кондопоге восстали не русские, а приезжие азиаты, грубо третирующие коренное население, его национальные традиции и уклад.

Восстание в Кондопоге – это явление принципиально антиимперское. В Кондопоге русские решили сбросить с себя многовековое ярмо имперской судьбы и стать нормальным народом, занятым не исполнением мессианских проектов, а самим собой, собственным благополучием, обустройством своей жизни, а не жизни эстонцев, литовцев, поляков или венгров.

В Таллине же русские боролись за «право» раба на свое рабство, за «право» на дальнейшую участь пушечного мяса наднациональной империи. В Таллине русские отстаивали не собственную историческую судьбу, а дальнейшее существование имперской мегамашины Евразии, веками стиравшей всякую национальную идентичность, и прежде всего – русскую.

В Кондопоге в русском человеке проснулся было европеец. В Таллине же кремлевские кукловоды снова пробудили в нем «гунна» – ненавистника Европы. Неспроста один эстонский эксперт заметил, что среди участников таллинских беспорядков «много таких, которым вообще не место в Европе». Очень метко. Повторяю, если в Кондопоге русские выступили в качестве европейцев, то в Таллине они выступали в качестве некоего безликого азиатского субстрата.

В чем же главная причина таллинских событий? Идет раскодирование русского самосознания, причем по таким ключевым параметрам как имперскость, москвоцентризм и мессианское противостояние Западу. Русское самосознание «оттаивает», приходит в естественное, живое состояние, в котором византистская историческая парадигма уже не выглядит безальтернативной. Во многих русских прочно поселился европейский «соблазн», подогреваемый не такой уж давней историей ганзейского Новгорода. Естественно, Система забеспокоилась. Срочно потребовалась некая провокация, чтобы вновь активизировать в русских мозгах пресловутый «цивилизационный код» - характерный термин авторов «Завтра», выдающий их отношение к русским как к зомби. Этой «красной кнопкой» стал Бронзовый солдат и стоящий за ним неизжитый фетишизм «великой победы».

События в Таллине сфокусировали совок, имперщину и «победу» в одно кромешное, восточно-деспотическое целое, в этакий мстительный смерч, запущенный на возродившийся балтийский окаем Европы. Надо отдать должное эффективности кремлядских провокаторов, стерших грань между патриотизмом и хулиганством: таллинский путч отбросил массовое русское самосознание лет на 15 назад, а может и гораздо дальше. Теперь нормальный национализм европейского стиля, да что там – просто чистые европейские улицы воспринимаются в Рашке как «реабилитация нацизма». Уничтожение памятного знака казаков-красновцев на Соколе продемонстрировало, какого реликтового хама выпустили на волю кремлевские чекисты - и это на фоне деликатнейшего, цивилизованного перезахоронения останков советских солдат в Таллине!

Но нет худа без добра: еще активнее стала происходить кристаллизация русского европейского, национально-демократического меньшинства – той сознательной части русского народа, которая, несомненно, рано или поздно похоронит Империю-Рашку. Которая понимает, что Кондопога – это русское будущее, тогда как таллинский путч – это наша тяжелая совковая карма, которая должна быть изжита и преодолена.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author