Алексей Широпаев (shiropaev) wrote,
Алексей Широпаев
shiropaev

Category:

Страна Залесье: новая идентичность



27 июня мне довелось очутиться в старинном подмосковном селе Душоново. Редкая удача: ехал по делам, а попал на праздник. Еще в автобусе я заметил веселых бритоголовых парней в черных рунических майках и услышал разговоры соседей о каком-то фестивале. Когда рунические парни вместе со мной вышли на повороте в Душоново, где их уже встречали друзья, я понял, что упомянутый праздник состоится где-то здесь. Эти догадки подтвердил мой друг Александр Сивер, встречавший меня на своей видавшей виды «Оке». Он рассказал, что рядом с Душоново расположился огромный языческий стан: стоят шатры, по ветру плещутся коловраты и трезубы-соколы. А вскоре я и сам увидел все эту красоту.

Чудно и странно было переместиться из тухлых россиянских буден в мир горделивых повадок, красивых льняных одеяний, искусных литых и резных оберегов, кованых шлемов и мечей, посеченных деревянных щитов, обтянутых кожей. Ласково светило утреннее солнце, а вокруг простирался июнь с той первозданной, звучной светотенью, что характерна для первой половины нашего короткого залесского лета.

Все это называлось «Вятическая сторожа». Выяснилось, что нам довелось попасть на очередной этно-фестиваль, который проводится в Душоново ежегодно, уже в течение ряда лет. Съезжается народ из Твери, Костромы, Калуги, Москвы, короче, со всего Залесья, и не только: даже питерские приезжают, хотя, конечно, это мероприятие прежде всего наше, региональное, залесское. Люди общаются, бражничают, возжигают костры, благо, что фестиваль приходится на дни летнего солнцестояния, проводят поединки на древнем оружии, обмениваются опытом по изучению и реконструкции культуры и быта наших предков – вятичей.

Кто-то скажет, что это этнография, эдакий «толкинизм», своего рода культурная резервация. Так легко рассуждать, пока не оторвался от родимого компьютера и не окунулся в атмосферу подобных фестивалей. Посмотришь на народ, в котором проснулась некая иная стать, подержишь тяжелый меч, отведаешь душистой медовухи – и начинаешь понимать, что «этнография» необходима. Необходима как мощный стимул пробуждения дремлющих архетипов, памяти крови, проще говоря. Но дело не только в этом. Душоновский фестиваль и подобные ему мероприятия – это своеобразные генераторы залесского регионального самосознания, залесской региональной идентичности. И это – главное.

Недавно в ЖЖ появилась небольшая, но весьма значимая заметка: «Конец общерусской этничности». Ее автор пишет: «Собственно, на сегодняшний день следует констатировать, что политические, географические, социальные, конфессиональные и т.п. различия среди русских по уровню интенсивности давно достигли и даже превысили уровень межэтнических различий. Никакого единого русского народа нет (хотя единый этноним для удобства используется), и очезримому закреплению распада некогда единой этнической общности препятствует лишь отсутствие однозначной территориальной привязки конкурирующих идентичностей».

Что ж, похоже, идеи, не раз озвученные в рамках национал-демократического проекта, начинают, как говорится, витать в воздухе. Подобную мысль недавно емко высказала и Алина Витухновская: «Важно заявить не о русском народе, но о русских НАРОДАХ, ибо их много».

Совершенно правильно: химера общерусской этничности – это последняя, но, пожалуй, наиболее прочная и коварная из имперских химер, и с нею пора решительно прощаться. Именно к патриотизму, заквашенному на химерической общерусской этничности, так любит апеллировать Империя, стремясь мобилизовать «великий русский народ» на очередные жертвы во имя спасения антинародной Системы («Родина-мать зовет !»). Надо признать, что «общерусская этничность» – это одна из самых действенных и опасных официозных мифологем, безотказно работающая на морально-политическое и экономическое порабощение белого большинства России «иерархией функционеров». Химера общерусской этничности – это главное оправдание существования этой несуразной империи, последний источник ее исторической «легитимности». Лишь благодаря выдуманной общерусской этничности паразитарный имперский центр продолжает худо-бедно контролировать огромную, совершенно разнородную территорию. Не приходится сомневаться, что в ситуации системного кризиса кремль снова вытащит из рукава эту крапленую карту, в очередной раз намереваясь сделать ее неотразимым политическим козырем.

Настало время, когда региональные русские идентичности, несмотря ни на что, уже давно сложившиеся под имперским спудом, должны выйти из подполья на политическую авансцену. В работе «Русский Передел: национал-демократия как проект» (2007 г.) я писал: «…Империя "заморозила" русских в состоянии некой безликой этномассы. Поэтому мы за русский регионализм как непременное условие нормального национального генезиса русского народа, его "разморозки" на уровне региональных субэтносов. Пусть, как говорится, расцветет сто цветов! Речь идет о возникновении целого ряда Русей, в которых начнется процесс формирования нескольких русских буржуазных наций. Не исключено, что в дальнейшем они обретут особые имена, оставив понятие "русский" для обозначения своей общности, в качестве исторического маяка. Эти Руси могли бы образовать Конфедерацию, цивилизационно ориентированную на Европу (кто-то предложил назвать этот проект "Русская Европа"). Только так может быть завершен демонтаж постсоветского пространства, начавшийся на заре 1990-х годов».

Вот уже более года разрабатывается проект «Республика Залесская Русь», направленный, прежде всего, на становление региональной идентичности русских Центральной России. В вышеназванной работе 2007 года я писал:

«Этот регион для национал-демократии самый проблемный. Не будем забывать, что именно он испытал наибольшее влияние Орды, стал колыбелью самодержавия, душителем свобод и самобытности других русских земель. Московия, регион Золотого Кольца — это очаг культурно-государственной патологии, откуда расползлись имперские метастазы, отравившие русскую судьбу. Совсем неслучайно этот регион в эпоху гражданской войны стал бастионом большевизма, восстановившего Империю. Тут явно господствует некий темный "эгрегор" тирании.

Поэтому взращивание регионалистского самосознания, регионалистского мифа в этой зоне повышенной державности — задача наитруднейшая и наиважнейшая. Достаточно вывести из имперского "поля" одну лишь Московию, чтобы "дезактивировать" всю Империю разом. Прежде всего, необходимо перфорировать православно-государственнические, царистские стереотипы, здесь особенно сильные. Им надо противопоставить идею русской демократии — подчеркнуто светскую, но в языческом дизайне. Самое время вспомнить, что институт веча знали не только Киев и Новгород, но и Северо-Восточная, Залесская Русь: Ростов Великий, Переславль-Залесский, Суздаль, Владимир — пока в ней не утвердилось самовластие князей с половецкой кровью, заложивших основы московского самодержавия (впервые идею Залесья в личной беседе со мной высказал Илья Лазаренко в феврале с.г.).

Пора вернуть этому региону его исконное древнее имя, создать новый, светлый исторический миф этой земли, а также привлекательный образ ее европейского, демократического будущего. Нужны новые архетипы, ни больше, ни меньше. Московия должна снова стать Залесьем. Сие непросто, поскольку даже регионализм, экстраполированный на эту почву, воспроизводит архетип Московского княжества со всеми вытекающими, тем более что московитский "эгрегор" активно подогревается такой большой фабрикой как РПЦ. Но схватка уже началась: пока на уровне мыслеобразов, но вечевое белокаменно-романское Залесье уже противостоит Московии с ее татарским кнутом и плахой. Надо "накачивать" залесский "эгрерор" — и тут широчайшее поле для общественной и культурной деятельности в плане т.н. краеведения. Необходимы клубы краеведов Залесья, где бы собирались историки, политики, журналисты, выступали продвинутые музыканты. Нужны научно-практические конференции по залесскому регионализму и языческие фестивали. Пора вспомнить, что эта земля когда-то была страной вольных вятичей, долго сопротивлявшихся государственной централизации и крещению. Белый и красный — любимые цвета вятичей — указывают на их балтское происхождение (те же цвета у поляков, латышей и белорусов). Так что Европа гораздо ближе к Залесью, чем это кажется на первый взгляд».

Очень надеюсь: когда-нибудь появится полноценная залесская нация. Кому-то все это наверняка покажется эдаким около-политическим «толкинизмом», однако не стоит спешить с искрометными выводами. До недавнего времени название Северной Италии – Падания, производное от названия реки По (Padus) – было достоянием журналистов и политологов, а сейчас оно прочно вошло в политический обиход; за суверенитет Падании выступает влиятельная политическая сила – известная Лига Севера (Lega Nord), которая на прошедших в июне выборах в Европарламент собрала свыше 10 % голосов итальянских избирателей. Думаю, придет время – и страна с поэтичным названьем Залесье, Залесская Русь, известным сегодня лишь в блогосфере, станет столь же привычной и неотъемлемой компонентой этно-политической карты Европы.

P.S. Еще по теме Залесья:

«Залесье: обретение родины»

«На пути к Залесью»

«Много ли нам земли нужно?»

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →