April 27th, 2014

Колизей

В беглом свете, в изломах теней,
Ветер выдохнув знойной волною,
Предо мною встает Колизей,
Изнутри озаренный луною.

О, как долго я ракурс искал,
Чтоб постичь, обходя по овалу,
Этой чаши щербатый оскал,
Лунных арок пустые провалы!

Я, пылинка, смотрю не дыша,
Как со стоном сползает с орбиты
Крови спекшейся каменный шар,
Масса мертвая страшной планиды.

Я пригнулся, я шею втянул,
А из мглы навалился на плечи
Неподъемный ликующий гул,
Торжествующий рев человечий.

В нем услады жестокой разлет,
В нем количество, поступь, дружины.
Колизей, колесницы, народ –
Гром и пульс колоссальной машины.

Как скрипит твоих истин песок
На зубах уголками сомнений!
Но дымящийся приторный сок
Родниковой воды не заменит.

Так и вижу твой царственный плат –
Тент гигантский под вспышкою полдня,
Пекло плоти и золото лат…
Отчего же ты черен сегодня?

Отчего ты, как Сталин – рябой,
Как удавленный цезарь – коричнев?
Тут срифмованы кровь и Любовь –
Та, что Веры с Надеждой первичней.

Кто ж тебя этой рифмой взорвал?
Как мембрану хотения злого
Превратило в нелепый кимвал
С дуновением схожее Слово?

Злей и гуще в ночи Колизей.
Но лучащейся внутренней ломкой
Зреет небо свободы моей
И восходит над каменной кромкой.

Я как будто взлетаю в зенит,
Но и там, за границами плена,
Мне и в душу и в ноздри разит,
Подземельями щерясь, арена.

Ты притухший вулкан, Колизей.
Прах седой долетает, как шепот:
«Я разрушен Любовью твоей,
Изуродован, как биоробот.

Я земли притяженье и гнет.
Я зову тебя к крови и гною,
Чтоб свести исторический счет
Меж свободой твоею – и мною».

А. Широпаев, октябрь 2013