June 25th, 2011

О буржуазности

***

 (Из полемики с Владимиром Карпецом)

…Что же касается буржуазности – то, Владимир, посмотри вокруг: «красотища» неописуемая жизни российской происходит не от буржуазности, а от ее вечной недостаточности. Правильно писал Розанов: у нас вся собственность сводится к тому, что кто-то украл, подарил или нашел, а потому собственность НЕУВАЖАЕМА. Равно как и собственник, то есть человек, поскольку собственник – это естественная парадигма земного человеческого бытия. Россия же оставляет человеку лишь два варианта: рабство или «святость»,  «духовность» блин, ну ты понимаешь. Или ползай по Колыме, или по облакам шествуй (ты сейчас, по-моему, настаиваешь на первом), третьего – буржуазного, естественного – не дано. Отсюда, кстати, и вся изломанность русского психотипа, вся его «достоевщина», равно как и хроническая неустроенность русского быта (в широком смысле). А человеку надлежит не ползать и не «летать», а ходить по земле, гордо и прямо, темечком в солнце. В этом и состоит МОЕ, буржуазное  язычество. Кстати, буржуазны были и древние греки. Не случайно ваш брат традиционалист (Генон, Дугин) так подозрительно относится к Элладе, считая ее некой патологией, поскольку там нету ни царей страшенных, ни рабов согбенных, ни империй охуенных. Для меня же как раз Эллада – традиция, основа европеизма...

…В ответ на мою апологию буржуазности, ты утверждаешь, что «не будет русский торговать». Ну, во-первых, буржуазность не сводится лишь к торговле. Например, художник-индивидуалист – порождение Ренессанса, причем даже безденежный –  это тип вполне буржуазный. Тот же Ван Гог немыслим без буржуазности, хотя мог и недолюбливать «лавочников». Буржуазность – это когда не хочешь быть «привинчен и прикручен» и «отечески стеснен» (Леонтьев). Поэтому и Ван Гог, и кулак в равной степени буржуазны. Буржуазность – это, прежде всего, свобода, достоинство и самодостаточность, в КРАЙНЕМ своем выражении переходящие в анархию. Но именно в крайнем. А так, наиболее адекватное политическое воплощение буржуазности, разумеется, демократия. Вот почему новгородские «торгаши» были демократами. Кстати, они прекрасно торговали: красиво, честно, в соответствии со строжайшими ганзейскими нормативами. Так что, если следовать твоей логике, или новгородцы были нерусскими, или нынешние русские – нерусские. Я, сам понимаешь, думаю, что новгородцы как раз и являли собой исконный русский тип, а нынешние русские в значительной степени утратили (благодаря усилиям традиционалистов от Батыя до Сталина) исконные качества русской личности, прежде всего, вкус к свободе. Кстати, есть такой былинный (и потому еще более реальный!) персонаж – купец Садко. Неужто он нерусский? А ведь торговал, да как! И, несмотря на это, он все еще воспринимается массовым сознанием как эталон русскости. То есть, невзирая на усилия Сталиных, русский все еще знает, КАКИМ он должен и МОЖЕТ быть.

Садко – это еще и идеальный буржуазный тип, своего рода эталон буржуазности в ее русском понимании, совмещающий в себе (бесконфликтно, органически) и купца, и Ван Гога. Причем Ван Гог-то в Садко изначален. Садко сперва был гусляром (поэтом), а уж потом стал и купцом – от вдохновения и переизбытка здорового индивидуализма. И не случайно, что бог Велес является ОДНОВРЕМЕННО покровителем и торговцев, и поэтов. Проще говоря, Велес – это бог свободных людей, бог буржуазности. Вообще, буржуазность – это явление-то, скорее, языческое. Становление буржуазности в Европе четко связано с освобождением от авраамической ортодоксии (вспомним то же Возрождение, вдохновлявшееся античностью, «ветхими богами»). «Идея собственности порождена христианством» - слишком смелое твое заявление. Неужто те же римляне с их правовой-то культурой понятия о собственности не имели? (Вопрос риторический). Скорее уж надо обратить внимание на абсолютно коммунистический характер перво-христианства, который, кстати, вдохновлял позднее всех нигилистов. Не случайно, что становление буржуазности происходило на Западе в конфликте с католицизмом, а у нас – с православием.

Ты утверждаешь, что в России сейчас «лютует собственник». Нет, Владимир, не собственник лютует в России, а, как всегда, его величество российское государство в лице всемогущего чиновника – наследника ханских баскаков, ох лютует! Короче, я верю, что будет русский и торговать, и стихи писать, и за море плыть. Вспомни, какие возможности открывал русский «серебряный век», дрожжами которого было купечество. Вспомни союз Мамонтова с художниками, вспомни, что сам Брюсов происходил из купцов. Вот уж действительно русский век Велеса, уникальная возможность русской «новой античности», так и не реализованная благодаря неизжитому вашему «традиционализму». Вместо Борисова-Мусатова (вспомни его картины) пришел вертухай, чему ты и рад. И вот сейчас русская буржуазность ведет последний и решительный бой с «вертухаем»…

(Июнь 2008 г.)

***
 …Отметим, что национал-демократия — это историческая реабилитация русской буржуазности, которая всегда третировалась апологетами Империи — и белыми, и красными (проницательный Константин Леонтьев объединил в себе тех и других, когда мечтал о "царе во главе социалистического движения"). Благодаря Империи русские, по сути, застряли в феодализме. Россия — страна перманентного средневековья. Изменить историческую парадигму попытался Февраль 1917 года, однако в силу того, что национал-демократия была представлена в нем лишь зачаточно и фрагментарно, дело кончилось зверской феодальной реакцией в лице большевиков (и, таким образом, сбылись мечты К. Леонтьева о социализме как новом феодализме). Путинизм — это очередная феодальная реакция. Никакого капитализма в России нет, а есть господство чиновно-олигархической знати во главе с кремлевским царем. Чекист во главе православной империи — это, пожалуй, даже покруче, чем леонтьевский царь во главе социализма.Collapse )