June 1st, 2011

Лицо оппозиции



Смысл и мотивы событий 26 мая в Тбилиси становится более понятным, если внимательнее присмотреться к одному из главных действующих лиц той ночи. Нино Бурджанадзе, бывший председатель парламента Грузии, ныне лидер грузинской оппозиции.

Мало кто знает у нас, что эту представительную 46-летнюю мадам в Грузии называют «мучной королевой». Это не метафора, а вполне конкретное указание на источник семейного благосостояния. Политолог Гоча Гварамия рассказывает: «Бурджанадзе называют в Грузии мучной королевой. Ее отец во времена Шеварднадзе возглавил госмонополию на импорт хлеба. В начале 90-х, в трудные времена хлеб и лаваш были основным блюдом. Так богател отец Бурджанадзе. Все ее средства - это деньги партийной советской номенклатуры, к которой она принадлежала. Она не строила системный бизнес. Думаю, из-за приверженности к коррупции был ее отход от нынешнего президента…».

Вот в чем дело: оказывается Нино Бурджанадзе из того же теста, что и российская постсоветская элита. Тогда понятно, почему на определенном этапе она вступила в политический конфликт с Михаилом Саакашвили, а затем, как теперь выясняется, нашла полное понимание и сочувствие у номенклатурных «братьев по крови» - кремлевских товарищей.

Кстати, почему отец Нино, Анзор Бурджанадзе, стал хлебным монополистом именно во времена Шеварднадзе? А все, как говорил поэт, «хлеба проще». Все по-нашенски, по-советски. Шеварднадзе – друг юности Анзора Бурджанадзе, их связывает общая партийно-бюрократическая судьба, вот Эдик и поставил Анзорчика во главе госкорпорации «Хлебопродукт». Чего стоил хлеб в годы грузинской смуты 90-х пояснять не надо. Говорят, что Анзор Бурджанадзе поставлял в родную Грузию дрянную турецкую муку, запрещенную к продаже в самой Турции. Нам, русским, это знакомо. Так появилось состояние, на котором взросла несгибаемая оппозиционерка. И которое унаследовала.

Кстати, утверждают, что Анзор Бурджанадзе не просто старый друг Шеварднадзе, но и один из казначеев его клана. То есть очень большой друг. Очевидно, именно в знак уважения к другу своего отца Нино прошла в парламент по списку партии «Союз граждан Грузии», поддерживавшей Шеварднадзе. Это было в 1995 году. Так началась ее политическая карьера, на подробностях которой мы останавливаться не будем.

С 2001 г. по 2008 г. Нино Бурджанадзе – председатель парламента Грузии (злые языки утверждают, что ее избрание на этот пост состоялось не без участия одного из грузинских воров в законе). В 2008 г. начались ее первые осложнения с Саакашвили, даже последовало громкое заявление об уходе из политики. Окончательный перелом в отношениях Нино с Саакашвили наступил после агрессии Москвы в августе 2008 года, когда Грузия едва не перестала существовать как суверенное государство. Характерно, что именно после того, как Россия не смогла достичь своей главной цели в этой войне – устранение Саакашвили – Бурджанадзе становится лицом непримиримой грузинской оппозиции, ставящей перед собой ту же самую задачу.

Просматривая биографию Бурджанадзе, понимаешь, на что посмел поднять руку Саакашвили, решив строить новую Грузию. И не просто поднять руку – победить. Конфликт Бурджанадзе с Саакашвили – это конфликт двух Грузий. Новая Грузия победила. Но старая Грузия, коррумпированная провинция советской империи, не сдалась окончательно. Она мобилизует своих адептов среди грузин, провоцирует насилие, у нее есть давняя паутина связей с московскими кабинетами. Старая Грузия стала пятой колонной в своей стране.

Политолог Гоча Гварамия комментирует тбилисские события 25-26 мая: «Уже на грузинском телевидении да и в Интернете появились оперативные данные, разговоры Бурджанадзе с сыном, разговоры ее сторонников, которые подтверждают участие Москвы в этом всем. Более того, в СМИ размещены признания задержанных о том, как готовились эти акции, фактически государственный переворот».

Говорит эксперт Института стратегических и международных исследований Грузии Каха Гоголашвили: «…Мы знаем, что Россия и российские власти поддерживают многих оппозиционеров в Грузии. Вполне логично, что поддерживают и Бурджанадзе. Мы знаем послевоенные визиты Бурджанадзе в Москву, знаем, как ее принимали; теперь пришло время использовать московский ресурс для политической борьбы. Думаю, что есть убедительные доказательства, что такая связь существует».

К. Гоголашвили констатирует: «…они надеялись на внешнюю поддержку. Потому что без сильной внешней поддержки им бы не удалось захватить власть». Внешняя поддержка – совсем не за горами. Российские танки стоят в 50 км от Тбилиси. Скорость Т-90 – 60 км в час по шоссе.

Грузия преодолела совок и, таким образом, необратимо вышла из зоны влияния кремля. Она подтвердила состоятельность свободы и частной собственности – это и есть «грузинское чудо». Грузия доказала, что на постсоветском пространстве возможен Запад, т.е. достойная человеческая жизнь. Грузия сигнализирует, что у нас, русских, тоже есть шанс. И вот всего этого ей не могут простить в кремле. И кое-кто в самой Грузии.