April 21st, 2011

Странные люди (диптих)


ЦИОЛКОВСКИЙ

 

Кто он – псих иль под мухой?

Нет за это порук.

Бродит лунной Калугой,

Забредает на луг.

 

Там низинная влага

До колен ему – хлысь…

И кулиги, как флаги,

Примут звезды и высь.

 

Воду гладит с молитвой,

И по дрожи лучей,

Как сигнал Аэлиты

Ловит трепет ключей.

 

Клок по грудь ему тянет

Лягушиный туман.

Сухорук, полотнянен

Наш очкастый шаман.

 

Мира звездную книгу

Он в кулиге читал.

Окликал его тихо

Колоколен металл.

 

И у тынов убогих

Голубел силуэт.

И, как грязь на дороге –

Серебристость ракет.

 

И на кровельках ржавых

Среднерусских террасс,

Сжав бока дирижабля,

Он дивился на грязь.

 

Звал другой его берег,

То дымился, то ржал…

И, как Лазарь из пелен,

В вечность плыл дирижабль.

 

И, предутренним светом

Отразясь от Оки,

Неприятие смерти

Заливало очки.

                                  

Как Кустодиев, красил

Кумачевый сполох

Всех, шагающих в массе

На фабричный порог.

 

Он в прозрачной террасе

До полудня прилег.

(1985)



СТРАННИК

(Фрагмент из поэмы) 

Рыдают евреи, рыдают еврейки,
И множатся слухи на сотни ладов:
На дрын опираясь, в простой телогрейке,
Идет по России калика Адольф.

Разя перегаром, тяжелым как нитра,
Он верным твердит в привокзальном кафе:
«Скажу вам по правде, ребята, я – Гитлер…»,
И тащит «Майн кампф» из больших галифе.

На сленг молодежный, на вечную феню
Легко переводит родные слова.
Он пьян как Высоцкий, он лысый как Ленин,
И только в глазах, как всегда – синева.

Оброс бородою толстовских масштабов,
Проникся дымами опавшей листвы,
Огнем опален на концерте «Рамштайна»,
Остыл, коченея, на льду мостовых…

Великий анарх и король звездочетов,
Бродячий волшебник, сектант и масон –
Он в первой строке милицейских отчетов,
Он главный герой катакомбных икон.

Он – в ветре, в разрядах ночного трамвая,
Святой покровитель бродячих собак,
Нирвана ходячая, тень мировая,
Как шторм обглодавшая мусорный бак.

Он – крик поездов, фонарей перекрестья,
Железной промзоны лесная свирель…
Ночуя на крыше, вращает созвездья,
И, сонный, сползает в отвесный апрель.

Он взмоет драконом в закатное небо,
Вернется, осыпан золой Пустоты...
И делится с нами краюхою хлеба,
Щепоткою солнца и каплей воды.

Он снова свободен. Свобода – дорога.
Он снова художник. Он принял как дар
Судьбу в сумасшедшей манере Ван Гога
И мир необъятный, как атомный шар.
(2008)
 

Стихи Алексея Широпаева. Ссылка обязательна.



Винсент Ван Гог. Красные виноградники в Арле. 1888 г.