March 17th, 2011

Двадцатилетие референдума о Союзе



Исполнилось 20 лет референдуму о сохранении СССР. Референдум не спас «единое государство». Через несколько месяцев СССР исчез.

И закономерно. Российская империя и, соответственно, СССР как ее наследник – это чудовищный геополитический и культурный монстр, насильственное сочетание несочетаемого. Не могут в формате одного государства вечно сосуществовать седые балтийские шпили и ярко-голубые минареты Бухары. Эта гибридная империя  должна была прекратить свое существование еще в 1917-м, но большевики ценой чудовищной крови гальванизировали ее труп. В августе 1991-го произошло то, что опоздало на 74 года – рижский Домский собор с его оргАном и крики среднеазиатских муэдзинов, наконец-то, разошлись в цивилизационном смысле.

Противоестественный союз немецкой кирхи и азиатской сакли, скрепленный покосившимися русскими избами, распался.

Осталась Российская Федерация, зависшая, как фантом, между Европой и Азией. Остался русский «имперский» народ, не имеющий ни цивилизационных ориентиров, ни нормальной национальной государственности, ни особого желания их иметь. Осталась мертвая имперская инерция, влекущая Эрэфию в небытие. И нас вместе с нею.

Русским патриотам, вместо того, чтобы оплакивать «единое государство», надо было еще в 1991 году, сразу после развала Союза (а то и раньше), пользуясь уникальным историческим случаем, ставить вопрос о создании русских республик. Красивый был бы ход. Но русские патриоты по своей убогости на красивые ходы в принципе не способны.

Просрали момент. Вот так, вкратце.