February 25th, 2011

Лед и пламя (90 лет Кронштадтскому восстанию)





1921 год, по признанию Ленина, стал наиболее критическим годом для «пролетарской» диктатуры, поскольку тогда против нее выступили уже не «классовые враги» - белогвардейцы-реставраторы, а сами же русские рабочие и крестьяне, увидевшие антинародную суть «комиссародержавия». Именно тогда прозвучал лозунг Третьей, антибольшевистской революции. Крестьянские восстания в Сибири, повстанческая война на Тамбовщине, забастовки в Москве, в Питере и других городах – все это фрагменты общей картины массового народно-демократического сопротивления. В этом же ряду стоит и знаменитое Кронштадтское восстание.

В феврале 1921 года в Петрограде начались мощные забастовки антибольшевистской направленности. Дело дошло до уличных волнений. Политическая обстановка стала настолько критической, что коммунисты ввели в Питере военное положение. Среди рабочих прокатились аресты. В ответ на это забастовал еще и знаменитый Путиловский завод. Ситуация стала угрожающей для большевистской власти в целом.

О событиях в Питере узнали матросы Кронштадта, уже охваченные антибольшевистскими настроениями. Дело в том, что состав балтийских матросов изменился. Многие из них совсем недавно были крестьянами, и они получали из деревни нерадостные вести о коммунистическом произволе, продразверстке, голоде. Зная о настроениях в Кронштадте, ЧК создала там разветвленную сеть осведомителей, которые докладывали, что особо активную позицию занимают экипажи линкоров «Севастополь» и «Петропавловск». Именно эти корабли послали делегацию к питерским рабочим с целью узнать положение на месте, а не со слов лживых комиссаров-агитаторов.

После возвращения делегации состоялся массовый митинг, по сути, народное вече на Якорной площади, собравшее порядка 16 тысяч человек. Казалось, над площадью гулял «древний новгородский ветер» (Клюев). Это было 1-го марта. Моряков пытался увещевать сам председатель ВЦИК Калинин, но был встречен выкриками «Пошел ты…, Калина!». Калинину и сопровождавшим его большевистским чинушам «указали путь» из Кронштадта. Был провозглашен лозунг «Вся власть Советам, а не партиям!», направленный против диктатуры РКП (б). Кронштадтцы требовали свободных выборов в Советы путем тайного голосования, свободы слова, собраний и союзов, свободы торговли и кустарного производства, полного отказа от антикрестьянской политики. Эта программа Кронштадтского восстания получила от большевиков причудливый ярлык «черносотенно-эсеровская».

Collapse )